image description
06.08.2013

Илья Кузьменков рассказал, чем опасен "призрак коммунизма" на обложке Rolling Stone

Илья Кузьменков рассказал, чем опасен "призрак коммунизма" на обложке Rolling Stone

Источник: Slon.ru

Как и следовало ожидать, вопреки бойкоту сетей распространения, американский Rolling Stone с бомбистом на обложке разошелся тиражом более чем в два раза превышающим обычный. Помимо много раз доказанного тезиса о том, что всякий скандал на пользу СМИ, эта обложечная история интересна еще и тем, что встала в один ряд с вынесением вердикта капралу Мэннингу и выходом на относительную свободу разоблачителя Сноудена. Все три события объединяет один симптом: молодые американцы впадают в настроение системного гражданского неповиновения, и дух этот постепенно передается значительным слоям американского общества. Столь масштабно это происходит впервые за последние 40 лет. Очевидно, что западный мир сокрушительно левеет (разбор признаков этого левения – тема отдельного разговора), и моему поколению, сформировавшему свое отношение к современной европейской цивилизации в эпоху таких выдающихся политиков, как Рейган и Тэтчер, наблюдать за этим не только досадно, но и тревожно.  

Нынешняя левацкая волна – третья в западном мире. 135 лет назад обаятельную маргиналку Веру Засулич, дважды прострелившую грудь питерского градоначальника Трепова, независимый суд присяжных дружно оправдал под ликование городской толпы, воодушевление "прогрессивной русской общественности" и восторги европейских газет. Этот пример стал паттерном для кровавой волны русского и мирового терроризма. Первое нашествие коммунизма на рубеже веков Запад отбил благодаря все еще устойчивой позиции старого европейского истеблишмента и своевременным социальным уступкам. Вторая волна пришлась на конец 1960-х. Все это десятилетие культурная Европа – кто тайно, кто явно – сочувствовала набиравшему обороты мировому левому лагерю – Гагарин, год Африки, война за мир, лето любви, баррикады в Париже, культурные революции разного профиля, все в этом русле. Говорят, что в 1970 году в частной беседе Киссинджер признавал, что западный мир находится на грани поражения в холодной войне. Кстати, именно в этом году на обложке Rolling Stone появился лидер коммуны "Семья", романтизированный убийца Чарльз Мэнсон, о чем сейчас вспоминают в контексте скандала вокруг этого журнала.

На сей раз Запад спасло то, что именно в этот период глобальная совдепия, подмявшая под себя треть мира, зримо начала идти под откос. Неэффективность социально-экономической модели и людоедская сущность монструозных коммунистических режимов дали возможность западным элитам сбить левацкую волну и выстроить грамотную коммуникацию с двумя новыми поколениями, обеспечив 40 лет политической стабильности и консенсуса. Непонятно, какие преграды могут противостоять третьей левой волне на Западе: собственно истеблишмент, который обеспечивал сохранение общественного баланса между разными группами ценностей, сегодня и сам полевел – дальше некуда (трудно сегодня назвать ХДС/ХСС, например, правым блоком в том смысле, который закладывали отцы-основатели), а вся расширяющаяся пестрота национальных меньшинств, получившая полновесный общественный голос, – это по определению сторонники распределительных схем и разрушения чужих традиций.

И ничего обнадеживающего в этом нет: вечно создающий неустойчивые системы левый эксперимент в ядре современного мира приведет к многолетней нестабильности во всех зонах (собственно, это уже происходит), а его долгосрочные последствия даже предсказывать трудно. Очевидно также то, что если левой угрозе не противостоять в коммуникационном поле, то в своем естественном состоянии, будучи доктриной безответственной, она "продается" гораздо лучше, чем любые консервативные идеи: она обещает прогресс вместо конца света, распределение, а значит, расслабленность вместо труда, вседозволенность вместо морали и равенство вместо иерархии. Нужда и неволя, являющиеся следствием и инструментом всех левацких проектов, зачастую приходят уже тогда, когда поле для маневра надолго закрыто. Фетиш исламской угрозы был создан еще в предыдущую политическую эпоху как часть сценария для сохранения статус-кво, но очевидно, что теперь этого явно недостаточно, нужны новые драматургические ходы. Интересно понаблюдать, какие коммуникационные модели будут запущены в ближайшее время, – системная PR-реакция на последние тренды неизбежно последует.  

Любопытно, как позиционируется в этом контексте Россия. С одной стороны, злорадно приручая диссидентов ("вот вам за Сахарова!"), Россия завоевывает симпатии традиционного левого мира, например Латинской Америки, а с другой, принимая охранительные консервативные законы, вступает в диалог с по сути оппозиционными и не такими уж маргинальными пока правыми общественными силами на Западе, формируя себе поддержку этой пятой колонны. Цинично, но это реал политик и, по крайней мере, куда более рационально, чем полвека кормить неэффективные режимы, как это делал СССР до своего полного изнеможения. И ниша какая-то вырисовывается.

ИЛЬЯ КУЗЬМЕНКОВ, основатель и генеральный директор Коммуникационной группы "Кузьменков и партнеры"